Сайт находится в стадии разработки. Вашему вниманию представлена бета-версия.

 

Москва, 18.05.2021

Календарь событий

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

< назад | вперёд >


 

Российский Детский фонд - организация взрослых в защиту детства




Вы здесь: / > Творчество > Интервью > «Не по-детски». Альберт Лиханов о том, что ждет российского сироту

Лиханов Альберт Анатольевич

 

      Писателю Альберту Лиханову, председателю Российского детского фонда и президенту Международной ассоциации детских фондов, сегодня исполняется 75 лет. Он рассказал корреспонденту "Российской газеты" о «детских проблемах» в России.


     Российская газета: Альберт Анатольевич, каким было собственное детство защитника детства?

     Альберт Лиханов: Абсолютно благополучным, хотя пришлось на войну. Мой отец прошел войну, был дважды ранен, но вернулся. Мама была лаборантом в госпитале. Мне повезло, что я учился у замечательной учительницы. В 1949 году она получила второй орден Ленина за выслугу лет, к нему прилагалось денежное вознаграждение. Она считала, что не вправе тратить деньги на себя. Покупала витамин С и каждое утро обходила класс, давая на серебряной ложечке каждому ученику «горошинку». В ее честь я учредил в Кирове премию для учителей начальных школ. Деньги выплачиваю из личных заработков и гонораров.

    РГ: Ваша гражданская репутация создана письмом руководству страны о судьбе детей-сирот. Как вы оцениваете положение детей-сирот сегодня?

    Лиханов: Положение кризисное. Несколько лет назад было принято решение: закрывать детские дома и раздавать детей людям. Но для этого должна быть готовность людей взять ребенка из детского дома. Усыновление - самая радикальная и самая легкая форма для государства. Отдавая ребенка на усыновление, оно больше в его судьбе не участвует. Хотя напрасно. И другая есть форма: взять ребенка под опеку или попечительство. Дети находятся в приемной семье на условиях, когда за их содержание родители получают вознаграждение (гонорар).

     По нашим подсчетам, за последние три года было роздано 90 тысяч детей. Детские дома были закрыты, а здания, где они находились, чаще всего проданы. Но начался кризис, деньги на содержание детей и вознаграждения родителям стали выплачиваться с задержкой. А поведение органов опеки в отношении этих людей - менторское, будто они сделали для этих людей большое одолжение - дали им возможность подработать. В 2007 году 4500 детей вернули обратно, в 2008 г. - 6500 детей, в 2009 г. - 10-11 тысяч. В общей сложности вернули 30 000 детей. В приемных родителях зачастую оказываются случайные люди.

     РГ: Куда вернулись дети?

     Лиханов: В детские дома. Содержание ребенка в детдоме обходится государству в 150-200 тысяч рублей - в некоторых регионах и больше. Вот наши финансовые новаторы прикинули, что, отдавая ребенка в семью, можно сэкономить. Но как только казна начинает экономить на детях, она прогорает. Мы - Детский фонд - создали систему семейных детских домов.

    РГ: В чем преимущество этой системы?

    Лиханов: Семья принимает не менее 5 детей сразу. Мама получает зарплату старшего воспитателя детского дома. Но самое главное, она получает весь социальный пакет, ей идет стаж. Если семья поднимает детей в течение десяти лет и видно, что все в порядке, то она имеет право на получение государственного жилья. Мы предприняли много усилий, чтобы эти семьи получали сдвоенные и строенные квартиры, коттеджи, дома. В 1996 году эту систему прикрыли.

    РГ: Сколько детей сейчас забирают у родителей и передают государству?

    Лиханов: За 20 лет реформ в сиротство было «сброшено» около двух миллионов детей. Выбиваются из них единицы. Сегодня у нас сломана система ПТУ, где они могли бы получить хоть какую-то подходящую профессию. Детей плохо готовят к жизни, было даже время, когда до 90 % детей, которые выходили из детдомов, пропадали. Их затягивала преступная среда.

     А, например, по поводу сирот послевоенного времени была команда: «тащить за уши» до 10 класса. Студенту-сироте давали общежитие, многие шли в военные заведения. Затем они, как специалисты, отрабатывали 2-3 года и получали жилье. Обзаводились семьями, и все складывалось нормально. Сегодня такой системы нет. Правда, работает очень неплохая система поддержки сирот, когда они попадают в вуз. Но до вуза добираются немногие.

     РГ: С каким настроением вы отмечаете свой юбилей?

     Лиханов: С печальным. Не могу не констатировать, что положение детей в нашей стране ухудшается. Мы потеряли многое из наших завоеваний. В первую очередь - стартовое равенство. Дети не должны делиться на богатых и бедных, белых и цветных, родительских и безродительских - у каждого ребенка должен быть равный с соседом шанс состояться.

     У нас 700 тысяч детей-инвалидов. Очень много «детей группы риска» - сирот и детей, которые учатся в школах для умственно-неполноценных детей. Социализации их почти не существует.

    РГ: Ваши планы и намерения?

    Лиханов: У нас есть свое стадо коров. Мы собираем деньги и покупаем коров, которых раздаем бедным семьям. (Этот проект начался в Амурской области.) Мы хотим создать принцип добродетельного домино. Собираем средства на восстановление сгоревшего дома Паустовского. Помогаем погорельцам.

     РГ: Когда вам удается при этом писать?

    Лиханов: Один месяц в году во время отпуска.


Татьяна Хорошилова