Сайт находится в стадии разработки. Вашему вниманию представлена бета-версия.

 

Москва, 18.05.2021

Календарь событий

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

< назад | вперёд >


 

Российский Детский фонд - организация взрослых в защиту детства




Вы здесь: / > Творчество > Беседы > «Упорство»

Лиханов Альберт Анатольевич

«Упорство» - Беседа Альберта Лиханова с Ириной Родниной

 

Ирина Константиновна Роднина - выдающаяся спортсменка, чьи достижения в парном фигурном катании вряд ли будут когда-нибудь превзойдены. Она трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира, одиннадцатикратная чемпионка СССР. Она увенчана высшими наградами Родины, и она одна из тех, кто вызывал у целых человеческих поколений чувство гордости за свою Родину. Ибо когда спортсмен в труднейшей борьбе и с соперниками и с самим собой достигает победы, за него радуется целый народ, вся страна. Ирина Роднина - мать двоих детей, руководитель важной российской спортивной организации. А, кроме того, она созидательница. Ведь она строит Ледовый дворец имени Ирины Родниной, который, мы верим, воспитает тысячи новых чемпионов.

Альберт ЛИХАНОВ: Ирина Константиновна, до школы вы 11 раз болели воспалением легких, даже состояли на учете в туберкулезном диспансере. И вот родители вас повели на каток. Вам было тогда пять лет, и этот каток вас, говорят, спас. Что это было для вас - просто часть детства, урок физкультуры или уже тогда возникала какая-то мечта о большом спорте?

Ирина РОДНИНА: Вы знаете, тогда и понятия большого спорта ни в моей жизни, ни в жизни моих родителей не было. Даже телевидение, по которому мы первый раз видели какие-то соревнования, появилось намного позже. Это просто было желание родителей. Мы жили в большой коммунальной квартире, пять семей, а в семьях было по два, даже по три ребенка, и все дети после войны были ослабленные. Естественно, в каждой семье кто-то занимался плаванием, кого-то отдали на фигурное катание, обязательно все занимались музыкой. Хотя пианино было только в одной семье, но все по очереди на нем занимались. И это было нормально, что родители занимались нами. Одна мама из нашей коммуналки возила всех детей на плавание, я тоже занималась плаванием, но мне это меньше понравилось. Мы все занимались музыкой - кто на пианино, кто на аккордеоне, и несколько человек фигурным катанием. Вы знаете, это, наверное, был естественный образ жизни.

Альберт ЛИХАНОВ: Вы достигли в спорте невиданных побед, трехкратная чемпионка Олимпийских игр, десятикратная чемпионка мира, одиннадцатикратная чемпионка Советского Союза. По-моему, это превзойти невозможно. Но вы занимались таким видом фигурного катания, как парное катание. Уже само это слово говорит о том, что вы должны были с партнером слиться воедино. Это не так просто дается. Чего это стоило? Какую роль сыграло ваше упорство? Давайте вообще поговорим о настойчивости в спорте. Всегда ли это приводит к высоким результатам? Какие человеческие качества вы считаете необходимым условием для достижения высших спортивных достижений?

Ирина РОДНИНА: Понимаете, я не думаю, что это только спортивные достижения. В любом случае, когда человек чего-то хочет достичь или в своей профессии или в спорте - нужна огромная работоспособность и нацеленность. Не то, что ты себя чего-то лишаешь, как очень часто у нас говорят, - а это стало твоей целью, ты идешь по этому коридору, потому что каждый шаг вправо или влево тебя может отвлечь от этого. Ты можешь где-то потерять силу и внимание, которое тебе пригодится в конкретном и важном деле. Это раз. Второе, конечно, это еще определенный азарт. Ведь когда вы встаете сначала на одну ступеньку, я не говорю о пьедестале, а вот одну ступеньку того, что ты достиг, то тебе хочется на следующую подняться. И это так в любом деле, я не думаю, что это только в спорте. В любом деле это является еще определенным стимулом - каждый раз встать чуть повыше. Но соревнуешься ты как правило не с соперником, ты соревнуешься сам с собой. Конечно, человек достаточно ленивое существо, устает быстро. Мы все-таки так настроены очень часто - пожалеть себя. Как себя, любимую, не пожалеть, вроде бы, никто больше этого так не сможет сделать. А вот если ты сам над собой чуть-чуть поднимаешься, то ты начинаешь себя и больше любить, и больше уважать.

Альберт ЛИХАНОВ: Итак, сначала вы катались на катке, потом, наверное, пошли в секцию, и дальше уже какие-то достижения, какие-то спортивные серьезные победы? Но вот это поле - как вы его преодолели? Только благодаря своему характеру, или была какая-то помощь?

Ирина РОДНИНА: В первую очередь родители. Почему? Потому что тренер чуть-чуть вперед смотрит, он видит твои способности, моральные и волевые качества, которые можно развивать, и характер. Тренер как бы всегда более амбициозен в своем достижении цели. Но эти амбиции как правило могут разбиваться, если или ты сам еще не готов к этому или если семья или общество, в котором ты находишься, я имею в виду твоих самых близких людей, тебя не будут в этом поддерживать. Одному, в одиночку победить невозможно, даже если тренер будет за себя стоять. И в этом плане, я считаю, что мои родители сыграли самую важную роль. Во-первых, они поняли, что для меня это безумно интересно, что я здесь могу не то чтобы достичь каких-то результатов, а что для меня это стало целью, смыслом жизни. Это сейчас говорят, что спорт - это и профессия, это и положение, а тогда все было не так. То есть родители понимали, что я буду тратить больше времени на тренировки и, может быть, не смогу получить вовремя образование, профессию. К тому же я училась в спецшколе. И если мама достаточно быстро поняла мою заданность, то с отцом приходилось нелегко выяснять отношения. Спорт, по его мнению, не должен был отвлекать от всего остального.

Альберт ЛИХАНОВ: Ирина Константиновна, русские люди знают, что такое тулуп, и когда в репортажах звучал термин двойной тулуп, очень много было шуток на эту тему. А вот скажите, сколько раз нужно прокатиться, сколько нужно упасть, встать и снова, наверное, сжав зубы, это повторить, для того чтобы выполнить мастерски одну деталь в сложнейшей композиции? Как это у вас получалось?

Ирина РОДНИНА: Знаете, если то, что ты делаешь, тебе интересно и приятно, ты не считаешь. Сколько раз? Я не знаю, я не считала, я это просто делала. Сначала верила тренеру, потом уже своим чутьем, как у любого человека, который в своей профессии доходит уже до определенных высот, - он сам лучше все знает и чувствует.

 Вот мой партнер Саша Зайцев. Он был настолько координирован, настолько физически, технически, я считаю, был более совершенен, чем я, что ему нужно было три-четыре раза исполнить прыжок, и он уже готов к его выполнению. Я знала, что если не сделаю хотя бы восемь из десяти, значит, я не готова. Он порой нетерпеливо, но все-таки ждал моего самоистязания, а когда я была готова, тогда я могла делать это и в паре. Это уже самоконтроль. Где эта граница - не расскажешь, это только твое внутреннее состояние. Так что всякая гарантия и надежность - это только твое собственное ощущение.

Альберт ЛИХАНОВ: Вы немножко ответили на мой предыдущий вопрос о парном катании. Вот двое катаются, и тут очень важна не просто согласованность, тренированность, но, наверное, какое-то еще совпадение человеческое, правильно?

Ирина РОДНИНА: Конечно. Вы знаете, как космонавтов отбирают, могут ли они в космосе находиться в экстремальной ситуации, как жизнь отбирает пары, которые живут и созидают эту жизнь, так и в спорте. Потому что у нас масса была примеров, когда два достаточно способных, талантливых, если можно даже сказать, спортсмена, вставали в пару и ничего не получалось. Были даже случаи, когда пара разбивалась, и потом это были два замечательных одиночника. И напротив. Потому что у нас как раз в теории нашей советской, российской школы фигурного катания существует посыл, что два достаточно средних способностей и возможностей человека можно было объединить в единую волю, в единое целое как пару. Потому что если брать даже такую пару, как Белоусова и Протопопов, по отдельности они были, ну, по большому счету, я вам скажу - ничего. Но вместе это был просто бриллиант, это было произведение абсолютное. Потому что это не только твое физическое состояние, это не только твоя духовность, когда вы можете друг друга дополнить, это не только понимание, где кому сейчас плечо или руку подставить, кто и что в этот момент берет на себя. Очень часто говорят про роль лидеров. Но в паре она непонятна. Это как закон сообщающихся сосудов, из одного в другого переливается: в этот момент мне нужно - меня партнер поддержал, я чувствую, что его в этот момент не хватает, значит я отдаю свои усилия. Как бы единый орган уже возникает. На это очень много времени уходит.

 Альберт ЛИХАНОВ: Какое значение в жизни придаете межчеловеческим отношениям - солидарности, единству, партнерству, просто дружбе человеческой?

 Ирина РОДНИНА: Порядочности.

 Альберт ЛИХАНОВ: Порядочность... Все-таки бытует мнение, что у вас такой был достаточно жесткий характер, вы очень волевая персона, это было и в спорте, это и в жизни важно. Я отношу это, кстати, к достоинству человеческому...

 Ирина РОДНИНА: Во-первых, вы знаете, о моем характере - это больше, конечно, наша журналистика, к тому же и западная журналистика, из меня такую совершенно железную сделали. Во-вторых, спорт, конечно, - это характер и воля. Но почему-то забывают, что это еще и талант, или способность по крайней мере, или одаренность.

 Альберт ЛИХАНОВ: Вообще Божий дар.

 Ирина РОДНИНА: На одном характере можно далеко уехать. Но если твои человеческие данные на многое не рассчитаны, то ты можешь один раз куда-то прыгнуть повыше, но все время на этом уровне не сможешь оставаться. Поэтому это еще и способность, это как раз то, что мы называли естественный отбор. Я говорила уже: когда это тебе безумно интересно и когда ты заражен своей целью и идеей, - а еще и определенной ответственностью, - то это само собой формирует твой характер, заводит конкретно на какое-то дело. Это не значит, что ты вообще в жизни такой. И масса примеров в жизни, когда люди, которые открывали какие-то новые земли, открывали что-то вообще в жизни, в музыке, в литературе, в искусстве и многого добивались, они в жизни-то были совсем не жесткими. Нельзя свою профессиональную деятельность переводить на твою жизненную судьбу. А в спорте... Странно говорить о слабости характера, потому что чтобы побеждать, ведь сначала побеждаешь сам себя, а не кого-то. И приходится все время себя в этом состоянии держать. Ну, как же ты можешь быть киской? Главный аргумент - ты сам.

 Альберт ЛИХАНОВ: Очень часто мы, зрители, да и весь общественный взгляд видят спортсмена только на пьедестале победы, только в пике успеха, не очень-то при этом заботясь о том, сколько гигантского труда вложено в эту высшую ступеньку, в свет юпитеров и голос фанфар, какое за всем этим стоит самоистязание.

 Ирина РОДНИНА: Вы правильно сказали: нас видят на пике славы. Но чтобы к этому пику подойти, сколько черной работы! Я всегда говорила: самое тяжелое в паре было преодолеть - это уставшего партнера. Пускай на меня мужчины не обидятся, но вот уставший мужчина - это уже совершеннейшее дитя. Потому что по природе так задумано, что мужчина физически должен быть сильнее женщины. Женщина может в других моментах быть сильнее как-то. Но получается так, что физически-то мы, может быть, и слабее, но чисто морально и психологически мы можем нести большие нагрузки. Может быть, это чисто исторически. Уж такие плечи у российских женщин. Потому что вся история нашего государства Российского как раз показала, насколько сильны женщины именно морально.

Альберт ЛИХАНОВ: Я думаю, что вы затрагиваете вопросы социологии. Женщины у нас преодолевают гораздо больше физических нагрузок, чем мужчины. Специалисты сосчитали весь человеческий труд, абсолютно весь, мужчин и женщин. Это было определено массой, измеряемой человеко-днями. И оказалось, что после этой работы женщины на кухне, в магазинах, в очередях снова выполняют труд, равный полутора единицам этого общегосударственного труда, то есть мало того, что она в первых ста процентах участвует и выкладывается там, так еще 150 процентов делает после работы. Это гигантская нагрузка.

Ирина РОДНИНА: Я здесь могу другое сравнение привести. Когда я занималась спортом профессионально, мне казалось, что это очень тяжелый период. Каждое утро меня мама будила или будильник звенел, и я все время видела серость такую, сумерки. И я никогда не могла понять, это утро или я между дневной и вечерней тренировкой. Иногда приезжала, минут двадцать-тридцать у меня было поспать. И когда я понимала, что впереди вечерняя тренировка, а не утренняя, мне уже легче становилось. Тащить партнера очень часто приходилось, особенно когда я взяла на себя как бы право решать вопросы, потому что ответственность - это самый тяжелый вопрос, особенно когда мы ушли от Жука. И мне казалось, что это был просто самый тяжелый период в моей жизни.

 Потом когда пошли дети, и работа, и дом, и муж, я поняла, что моя спортивная жизнь была одной из самых счастливых, самых легких.

Альберт ЛИХАНОВ: Может быть, так всегда кажется, когда удаляешься во времени от своих собственных трудностей?

Ирина РОДНИНА: Нет, вы знаете, я как-то по-особому стала всех женщин жалеть, потому что дома - ну, все сделала, наготовила, пришли, поели - опять груда грязной посуды. И эта квартира, которую без конца надо убирать! Труд в семье по времени, по усилиям получается не меньше, но вот такого мощного результата ты не видишь, или он будет значительно позже, когда дети вырастут, когда они встанут на ноги, когда они будут тоже созревшими, сознательными людьми. То есть это время женского терпения, рассчитанного на десятилетия. И не всем удается достичь в этом успеха. Все-таки в спорте результат более конкретный и видимый.

 Альберт ЛИХАНОВ: В спорте ведь бывает и больно. Я знаю, что один из первых ваших партнеров уронил вас и вы, кажется, два часа были без сознания, и все-таки восстали, воспряли духом. Вот что такое боль вообще в спорте? Боль же не только физическая бывает?

 Ирина РОДНИНА: Вот как раз я хотела сказать, что физическую боль можно преодолеть, хотя все профессиональные спортсмены вот этой физической боли немножко боятся. Почему? Потому что боль нарушает координацию. Раз ты теряешь свою координацию, особенно в фигурном катании, там же конечек, во-первых, он пологий, во-вторых, на нем ребра, мы катаемся в принципе на самом маленьком участке конька. Поэтому вся координация настолько ювелирная, если ты ее начинаешь терять, то это идет как бы изнутри, поднимается паника, потом ты начинаешь весь разлагаться буквально, - я не боюсь этого слова, - потому что понимаешь, что ты теряешь контроль над собой, над своими действиями, и это тут же сказывается на психике. И вот эту боль физическую ты боишься, потому что она нарушает все это действие. Но не забывайте, что мы тоже каждый день не только тренируемся, мы учимся и падать, мы учимся из любой ситуации выходить, так чтобы ты встал и тут же поехал. И даже определенную боль ты привыкаешь терпеть. И эту постоянную боль в ногах, потому что они - в зажатых ботинках, и уже настолько к зажатости привыкаешь, что странно, когда ее нет.

Альберт ЛИХАНОВ: А душевная боль?

Ирина РОДНИНА: А вот к этой - никогда не привыкнешь. Вот это как раз самое тяжелое.

Альберт ЛИХАНОВ: Все-таки на вашу долю выпало немало. Как вы с этим справлялись, как у вас все это происходило?

 Ирина РОДНИНА: Вы знаете, в первую очередь, конечно, в этом плане тебе помогают родители. Если не родители, то те люди, которые рядом с тобой. Я знаю очень много людей, которые не всегда не во всем могут поделиться с родителями. Родителей мы не выбираем, но потом по жизни появляются люди, которым ты можешь иногда и не меньше доверить. Не потому что родители тебе не соответствуют, но уже вот по возрасту приходим, когда есть с кем посоветоваться или хотя бы излить свои печали, достаточно выслушать какие-то слова, мысли, которые подтверждают твои мысли. Это очень важно.

Альберт ЛИХАНОВ: Родители защищают...

Ирина РОДНИНА: Абсолютно. В этом плане я счастливый человек. Особенно мама много сделала, потому что женщина всегда должна быть в семье большим дипломатом и с детьми и вообще во всех семейных ситуациях. Коим я не являюсь, должна сказать.

Альберт ЛИХАНОВ: Это не вы скажете, а ваши дети.

Ирина РОДНИНА: Уже сказали. А потом, конечно, тренер. Вы знаете, тренер - это не тот, который тебя учит кататься, прыгать, а тот, который тебя вообще ведет по спортивной жизни. Но это спорт - это очень сконцентрированный, короткий промежуток времени... Сказать, что в жизни нет завистников и нет конкурентов - невозможно. Сказать, что в жизни тебе не нужно преодолевать физические и моральные нагрузки - только слабый отступит. Не случайно, если мы посмотрим: все те, кто добивались в политике, в искусстве, в бизнесе результатов, - все люди, которые в раннем или среднем возрасте - они проходят через спорт. Потому что это, как ни странно, самая лучшая организация и в психике, и в силе, и во взаимоотношениях.

Альберт ЛИХАНОВ: И развитии.

Ирина РОДНИНА: Развитии - вы совершенно правильно сказали, потому что проводились такие опыты на совсем маленьких детях. Те, которые буквально чуть ли не в грудном возрасте физически посильнее и успевают больше продвигаться, кто ползком, кто первыми шажками, они раньше познают жизнь и потом раньше развиваются.

Альберт ЛИХАНОВ: Детский спорт в школе имеет огромный смысл. Сперва простая состязательность, ступенчатое развитие, преодоление каких-то рубежей - это же основа, кроме всего прочего, воспитания. Человек как бы воспитывается по шажочку. Вот какова роль спорта в таком развитии, как вы считаете?

Ирина РОДНИНА: Колоссальная. Это только в нашей стране такое мы придумали: физическая культура. Есть термин «физик эдьюкейшн» - физическое образование. Но мы почему-то «культура» здесь прибавили. Что это значит? Часто с детьми встречаюсь. Они говорят: какие еще профессии, кроме тренера и спортсмена, может дать спорт? Возможности огромные. Спорт стоит сегодня на самом острие развития: технологии, компьютер, телевидение, ткани, мода, все, что связано с медициной, все, что связано с наукой. Но любой тренер или преподаватель физической культуры с первого курса изучает педагогику, психологию, физиологию. Вот это единственное, наверное, перекрестие, где действительно культура тела, культура движения, закон движения человеческого тела соединяются с психологией и с моралью. И что мы должны не забыть, это соединение должно происходить в самом раннем возрасте. Ведь если говорить об искусстве, о науке, о бизнесе, - здесь люди результатов добиваются чаще в зрелом возрасте. В спорте - по-другому. Средний возраст олимпийцев 20 лет!

Альберт ЛИХАНОВ: Вот ребенок учится в школе, решает задачи. Сначала ему удалось решить одну задачу, потом посложнее, посложнее. Но в математике не так заметен, скажем, внешний результат. В спорте по-другому. Ну, допустим, прыжки в длину. Прыгнуть сначала на три метра, три пятьдесят, четыре, пять. И вот это умение пришло за какое-то время, человек добивается личных достижений. Допустим, сначала разряд третий, второй, первый. Вот эти победы - и внутренние, и внешние, - они развивают человека. Готовят его к каким-то будущим, совершенно далеким от спорта делам, идеям...

Ирина РОДНИНА: Я всегда говорила, что спорт - это самый благородный, самый большой допинг, потому что люди, которые хоть раз попробовали не просто позаниматься, а вкусить победы, они уже совершенно другими становятся. Если взять коллективные виды спорта, это еще коллективное какое-то начало - товарищество, сплоченность. Любые победы человека окрыляют. Раз у тебя есть крылья, значит, ты начинаешь летать, все время хочешь взлететь еще выше. Так вот если хоть раз кто-то вкусил это, он никогда из своей жизни это не выбросит. Он будет мысленно к этому всегда идти.

Альберт ЛИХАНОВ: Вот вы помянули коллективность в спорте. Особенно в детском спорте, физкультуре очень важна эта коллективность, когда классом, группой дети что-то делают в спорте... Я когда учился - после войны были школы мужские и женские - так вот наша школа выставляла на городскую эстафету, а в эстафете одна команда - человек двадцать, по три команды. Была командность.

Ирина РОДНИНА: Командность. Сейчас есть слово «бригада».

Альберт ЛИХАНОВ: Командность рождает новое качество. Мы могли не дружить, а вот тут все наши ссоры проходили.

Ирина РОДНИНА: Я уже была достаточно известной и результативной, состоялось мое первое выступление на Олимпийских играх, когда я поняла, что я член команды большой страны. На соревнованиях мы жили рядом с нашими лыжницами, и вот мы все вместе друг за друга переживали. По утрам разъезжаемся, они на соревнование, мы на тренировки. Мы приезжаем с соревнования, они нас встречают. А как мы за наших хоккеистов болели! Вот этот единый командный дух нигде больше не встречала. Это был дух Родины. Дух Отечества.

Альберт ЛИХАНОВ: Ирина Константиновна, я знаю, что вы размышляете о судьбе спортсмена после пьедестала. Такая у вас телепередача даже была «После пьедестала». Действительно, рано или поздно спортивная звезда если не закатывается, то ее как бы заменяет другая. Как вот вы это преодолели? Горько ли это - отходить в тень, уходить с орбиты?

Ирина РОДНИНА: На этот вопрос всегда тяжело ответить. Почему? Потому что я в этом плане, наверное, исключение. Вот уже прошло больше 20 лет, как ушла из спорта, но я все равно человек очень любимый и узнаваемый. А в других видах спорта или другие спортсмены вам бы каждый по-своему на этот вопрос ответили. Здесь тяжесть не в том, что ты уходишь в тень или становишься менее известным и узнаваемым. Тяжело, когда ты достиг вершин, что ты этим горел и жил, а дальше приходится очень многое подчинить. Должен найти дело, которое так же тебя увлекло, так же тебя заинтересовало и где ты будешь чувствовать такую же нужность, необходимость в себе. Вот это самое тяжелое. Потому что те, кто опалены огнем результатов и славы, не всегда могут найти дальше такое же восполнение, востребованность своей души. Нелегко. Не потому, что ты слабый или не потому, подготовился или не подготовился к уходу из спорта, а потому что не смог найти себя, или ему не помогли, или он, может быть, уже не захотел. И в этом плане я никого не осуждаю. Потому что мне тоже очень часто ставят вопрос: таких результатов добилась, а вот в последние годы как бы нет таких результатов у вас. Я здесь дико возмущаюсь, не потому что я хочу себя защитить. У меня двое детей. В жизни не каждая женщина имеет двоих детей. Я занимаюсь общественной деятельностью. Я хочу жить нормальной жизнью. Я не хочу снова подниматься на пьедестал, потому что уже слишком много жизненных сил было отдано для этого, а хочется себя попробовать еще и в другом. Попробовать быть тренером. Были свои результаты. И я работала. Я снова ощутила чувство огромной ответственности, что я не имела права подвести, не имела права проиграть. Я просто - не имела права. И за это мне платили огромной любовью и уважением. И хочется отдать это уважение опять.

Альберт ЛИХАНОВ: Ирина Константиновна, мне кажется, ваше сегодняшнее не только в том, что у вас двое детей, работа, что вы востребованы, а еще в том, что вы себе избрали спасательную миссию. Вы помогли чешской паре стать чемпионами мира, вы созидаете Ледовый дворец, как я понимаю, чтобы дети там занимались. Вы этот дворец создаете многими трудами, многими годами, преодолевая сопротивление. Это действия настоящего спасателя, а не просто звезды, которая ищет себя после славы. Мне кажется, что слава продолжается, но только она другое качество, другие формы обрела.

Ирина РОДНИНА: Частично это так. Но вы знаете, я сильно поменяла отношение к своей профессии как ни странно, когда я стала работать в Америке. В Америке нет понятия «ученик», у них слово «студент». Я все время думала: что же это такое, какая разница? Все-таки у нас ученик - это человек, которого мы учим и натаскиваем. Ко мне приходили люди разных возрастов, которые даже не ставили никогда цели выходить на большие соревнования. Но они приходили. И я поняла, что их хочу научить, передать им то, что мне дал спорт. Понимаете, это такая любовь, это новые человеческие отношения.

Альберт ЛИХАНОВ: Не технология...

Ирина РОДНИНА: Вот именно, не технология. Потому что многие из них были не способны воспринять даже части технологии катания. Но я им хотела передать то, что любила. И в этом состоял результат. В Центре, где я работала, были тренеры со всего мира, он так и назывался - международный. И я единственная, кто не знал ни одного слова по-английски. Я общалась по-немецки. Меня учили, как строить фразу, как правильно говорить по-английски. Тренерский коллектив мне в первую очередь помог, что не могу сказать про наши коллективы. Где-то года через полтора мне говорят: ну, когда же ты нам свой характер будешь показывать? Они с очень большой опаской смотрели на меня, потому что я была из Советского Союза - я первая выехала по частному контракту благодаря вашему Фонду. И вот ко мне, оказывается, присматривались. На меня смотрели как на представителя Советского Союза, страны, которая мне помогала выигрывать, побеждать.

 Еще меня учили дети, с которыми я работала, дети со всего мира. Это настоящая большая наука. В этом центре более 40 процентов детей были дети, направленные для реабилитации после каких-то заболеваний или после излечения от наркотиков. Их лечили любовью к спорту - вот что: они находились в другом обществе, находились в коллективе тех, кто был для них кумирами. Они, может быть, тренировались минут сорок в день, но два часа они смотрели, как работают их кумиры. И в этой обстановке никогда чемпион ни в коей мере не покажет, что кто-то катается хуже или менее успешно, чем он. Это действительно спортотерапия была. Через психологию победы они поднимали тех, у кого есть физические и психологические изъяны.

Альберт ЛИХАНОВ: Я уверен, что в вашем Ледовом дворце будет такая же атмосфера и такая же идеология, потому что мне кажется, вопросы образования, науки должны сопрягаться со спортивной практикой, потому что действительно многие недуги преодолеваются совершенно странными, может быть, боковыми путями. И мне очень нравится ваша забота о старых спортсменах. В массе наших бедных людей не только ветераны войны ходят ободранные, плохо одетые, недоедающие. Но сколько мы видим спортсменов, которые умирают в безвестности. Вот я прочитал, что совершенно недавно умер Валерий Брумель. Какая была звезда, рекордсмен мира. Он был награжден орденом Ленина. Валерий Брумель выступал на съезде Комсомола. Все знали это имя. И вот он умирает в безвестности. Не такой еще старый. В нужде, нищете. Это вообще позор для нас, для нашей нации. Это касается не только спорта.

Ирина РОДНИНА: Вот я это хотела сказать. Это не вопрос спорта. Это вообще вопрос нравственного порядка. Мы не можем идти вперед, если не будем помнить наше прошлое, если не будем знать нашу историю, если не будем знать нашу культуру и наши традиции. Так, как мы сегодня переписываем нашу историю, - это стыдно. Вообще России в этом смысле не везет. Последние сто лет мы только и делаем, что переписываем, пересматриваем наши взгляды на нашу историю, уникальнейшую литературу, на наших ученых, на религию, в конце концов. Мы все время все пересматриваем. А вот уже не надо трогать. Лучше смотреть вперед и что-то безошибочно делать сейчас. А то ведь проходит время, и наши нынешние события вновь осудят как ошибку. А спорт - здесь, может быть, все еще нагляднее. Когда в самый первый раз я только что-то выиграла, я оказалась в группе, ну, просто известнейших людей. Там был Бобров, там был Болотников. И вот я в группе этих известнейших спортсменов в Звездном городке. В зале находились генералы авиации, космонавты, заслуженные военные, которые многое прошли, судя по числу орденов на их кителях. И, Боже, эти пожилые люди с таким мальчишеским задором смотрели на Боброва, вспоминали свою юность, свои эмоции, когда они видели, как играют, как выступают эти люди. Знаменитые чемпионы - гордость нации, они своими победами создают новые представления о возможностях человека, они ведут за собой нацию - и ведут к победе.

 И вот этим людям надо вернуть снова любовь, уважение, а стране вернуть эти имена, потому что мы не можем наших мальчишек растить, если у них не будет их кумиров и кумиров их отцов.

Альберт ЛИХАНОВ: Вы в Америке были, вы знаете, там продаются фотографии всех игроков американского футбола, бейсбола, дети наклейки носят, коллекционируют эти карточки. Но где лица, портреты наших выдающихся спортсменов? Между прочим, это не детали, а очень важная часть воспитания.

Ирина РОДНИНА: Важная, конечно.

Альберт ЛИХАНОВ: Когда вы стояли на пьедестале почета, вы плакали при нашем гимне, у всех заходилось сердце гордостью за наше Отечество, за нашу Родину. Победа в спорте - это национальная победа, это наша общая гордость. И приуменьшить эти замечательные спортивные достижения нельзя.

Ирина РОДНИНА: Нельзя. Не потому, что это касается меня. Знаете, сегодня это практически единственный род деятельности человека, где за его результат поднимается флаг и играется гимн его страны. Я не хочу приуменьшить или недооценить достижения в других областях. Все позитивное, что делает человек, очень важно. Но здесь такое мощное средоточие силы и чести - и это может превращаться в национальную гордость. К тому же массы людей, одновременно смотрящих спортивные состязания, не может собрать