Сайт находится в стадии разработки. Вашему вниманию представлена бета-версия.

 

Москва, 19.04.2021

Календарь событий

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

< назад | вперёд >


 

Российский Детский фонд - организация взрослых в защиту детства




Вы здесь: / > Новости > АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ, ПИСАТЕЛЬ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РОССИЙСКОГО ДЕТСКОГО ФОНДА. С ПОКЛОНОМ К СОЛДАТУ

27.04.15 — АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ, ПИСАТЕЛЬ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РОССИЙСКОГО ДЕТСКОГО ФОНДА. С ПОКЛОНОМ К СОЛДАТУ

Лиханов Альберт Анатольевич. Новости.

Имя этого человека и его адрес стали мне известны три года назад, когда Детский фонд объявил в «Советской России» о своей новой программе «Детский туберкулёз». Все добрые люди, услышавшие наш голос, присылали свои благотворительные пожертвования перечислениями через Сбербанк или другие банки. И только один человек - Василий Георгиевич Бушуев из Можайска пересылал свои скромные пожертвования в почтовом конверте, почти всякий раз сопровождая их своими письмами. Их этих крайне коротких сообщений я за два года узнал, что человек этот семнадцатилетним мальчиком отправился на войну, прошёл её от начала до конца, а остался жив, потому что вид оружия, которым он управлял, был очень даже необычным, даже редкостным, и по сей день многим, как мне, например, неизвестным. Василий Георгиевич воевал на станции наведения, которая ещё при подлёте вражеских самолётов обнаруживала их, передавала расчёты на зенитные орудия своей системы, которые вели по целям безошибочный огонь. Станция, на которой действовал наш герой, сбила за свой боевой путь 28 самолётов противника. На войне же Бушуев вступил в партию, вернувшись на «гражданку», закончил юридическую школу, был избран народным судьёй. И вот миновали годы, в которых перенёс он немало испытаний, немало потерь. Однако, не раз повторял мне в своих письмах Василий Георгиевич, он всегда считал делом совести помогать другим, которым ещё хуже, чем ему. При этом благородный этот человек учил такому же отношению к жизни своих близких. Не раз, и не два, тоже в почтовых конвертах, адресованных мне лично, Детский фонд получал по 50, по 20 и даже по 10 рублей от сестёр Бушуева, от его детей, внуков и даже правнуков. Вся семья равняется на брата, отца, деда и прадеда.

И вдруг образуется долгая пауза. Разного рода обращений у нас – сотни и тысячи, но писем Бушуева забыть нельзя. Принимаю решение, выяснить, что произошло. И тут получаю от него новое письмо. Вот оно в некотором сокращении.

«Дорогие, родные мои, здравствуйте! Половину пенсии отдаю правнучкам-школьницам Насте и Кристине. И Ваш фонд не забываю. Перечисляю ежемесячно по 50 рэ. Это долго, да правый глаз ничего не видит. Посылаю 300 рэ. сразу за полгода вперёд. А если посылать с почты, сообщите ваши счета, берётся ли комиссия с вашего Фонда. Сколько за 300 рэ? За второе полугодие 2015 года? Здоровья, здоровья, здоровья желаю всем сотрудникам Детского фонда. ИОВ II группы». И сбоку странички из школьной тетрадки: «У меня горе – умерла дочь».

И я решил, надо поехать к нашему прекрасному донору. При этом мне хотелось, чтобы о нём узнали ещё и другие, молодые, люди, ведь ясно же, что нарастает, нарастает разрыв между поколениями, что молодые если и знают о жизни старших, прошедших войну, преодолевших трудные испытания временем, то часто умозрительно, так сказать, в теории, по книгам. И даже выступления старых людей, овеянных славой, не пробиваются к сердцам, не задевают за живое людей эпохи, где иные ценности и идеалы.

За несколько недель до этого я выступал перед студентами, аспирантами, преподавателями Московской государственной юридической академии. Ехал туда, признаюсь, с предрассудками, полагая: какое дело будущим судьями да прокурорам до положения страждущих детей нынешней России – сирот, инвалидов, бедных ребят бедных родителей, ведь перед законом все равны, а закон и милость в широком, глубоком смысле слова и практики – часто противостоящие друг другу понятия. Но неожиданно, даже такие мои вовсе не правовые в строгом смысле слова посылы, были встречены с большим пониманием, сыпался град вопросов о правах детей, их прочтении – у нас и за рубежом, о том какую и как оказывать стоило бы помощь, опираясь не на казённый бюджет, а на человеческую просто совесть. Рассказываю про понятие донорства, и, между прочим, про Василия Георгиевича Бушуева. Приглашаю: а давайте вместе съездим к нему. И тут вдруг поднимает руку тоненькая девушка и говорит, что она возглавляет студенческий клуб «Открытые сердца» и просит взять её и ещё кого-то из этой группы в гости к ветерану.

И вот мы в Можайске: Инна Сиваева, та самая девятнадцатилетняя глава студенческого клуба с факультета адвокатуры (блестящий смысл; ведь не только судьи трудятся в судах, но и те, кто защищает, а разве не адвокат лучше иных должен сознавать мотивы человеческих поступков, в том числе и благих), Даша Савельева и Юра Косенко из Института энергетического права, который входит в состав Академии. И во главе этой скромной группы профессор, доктор юридических наук Надежда Борисовна Пастухова – честно сказать, давно я не встречал такого душевного, всё понимающего профессора – а какого права-то! Энергетического!

Движемся с цветами, с подарками к неравнодушному ветерану по типовым русским коридорам, исписанным иностранными словцами, не замечая, как будто, всей отвратительности такого обиталища, и я невольно думаю – а почему рядом с правом энергетическим нет права русского общежития, права чистого подъезда – может, даже не права, а обязательства, почему свинство стало нормой бытия, когда и в лифт-то входишь с чувством не уверенности, а омерзения.

Но вот мы в скромной и не очень-то ухоженной квартирке Василия Георгиевича. Он радостно приветствует нежданную делегацию, я вручаю знак признательности Детского фонда за его упорное стремление помочь слабым и малым и тёплый плед, знак нашего к нему отношения. Бушуев оказывается человеком отчаянно энергетичным – просто какое - то духовное родство с Институтом энергетического права, похож на небольшую атомную электростанцию. Говорит с нами громко, внятно, чётко построенными фразами, отчётливо формулирующими его взгляды. Коммунист - пламенный, яростный. В курсе всего, что происходит вокруг. Свою точку зрения формулирует жёстко, последовательно. Всё в связи с собственной судьбой. Повторяет: в 17 лет на войну, там вступил в партию, потом юршкола, потом жизнь человека, неравнодушного ни к чему. В паузах поясняет: только что отметил 89-й день рождения, пошёл на 90-й. Один глаз не видит, одет плоховатенько, вот дочь умерла, то и дело запахивает шарфик в поношеный пиджачико. Беден, может, даже до предельных степеней, но не видит, не желает знать этого. Ни тортик, ни другие яства, привезённые молодыми гостями, его не интересуют, он от этого отмахивается, почти не умолкает, торопясь сказать о том, что его волнует, что он считает неправильным, горячится. Мы его порываемся мягко успокоить – куда там! Это яростный боец. Когда я заговариваю с ним о его донорстве в пользу программы «Детский туберкулёз», он прямо говорит: «Выписываю «Советскую Россию», узнал оттуда», и протягивает мне письмо из Московского областного фонда мира, ухитряется и туда отправить свои взносы. Я читаю благодарственное послание, в котором содержатся цифры – сколько денег собрала за год эта организация, старший товарищ Детского фонда, благодарность Бушуеву и, между прочим, выразительное признание: из Можайского района деньги в тот фонд перечислял только он, фронтовик Бушуев. Единственный человек! Укоряю себя: а я-то даже и не ведаю, сколько граждан Можайского района помогают нам. Быстро созваниваюсь с Москвой. Ответ тот же: только семья ветерана Бушуева.

И дело тут, конечно же, не в деньгах вовсе. А в совершенно другом, абсолютно не модном, явственно не престижном, совершенно не уважаемом праве и воле каждого на добрый, пусть микроскопически добрый поступок в пользу другого, кому хуже, чем тебе. Право-то, конечно, есть, кто его отнимет, да не нужно оно, не модно, не актуально. И вот что мне подумалось вновь, не в первый раз, ясное дело, и не только потому, что мы оказались у бедного, но внутренне убеждённого в своих внутренних, личных обязанностях человека.

А мысль такова. Бушуев, как, конечно же, и сотни, даже тысячи людей, помогающих Российскому детскому фонду в разных программах и по разному поводу, но всегда торопясь на помощь тому, у кого нужда, делают это, совершенно не видя тех, кому помогают. А те, кому помогают, совершенно не видят и не знают тех, кто помогает им. Что же это за движение, что за действие – не видеть, а делать?

Да это просто ЖИВЁТ СОВЕСТЬ. Совесть действует, несмотря на коррупцию, воровство, несмотря, даже на то, что рядом энергично действует БЕССОВЕСТНОСТЬ, овладевая сплошь да рядом государственными полномочиями.

И я, немолодой человек, и мои молодые спутники слушали речи фронтовика Бушуева, соглашаясь с ним и не соглашаясь. Но нельзя было не разглядеть в его речах, а, особенно, в его трёхлетних, пусть малых, но поступках во спасение слабых, упорства убеждённости, того самого СРАЖЕНИЯ добра с равнодушием, которая и есть подзатухшая у нас человеческая СОВЕСТЬ.

Фронтовик Бушуев продолжает сражаться!

Мы вышли из его убогой квартирки, и я спросил молодых об их ощущениях. Инна, глава клуба «Открытые сердца» ответила за всех: «Я в шоке». Мне показалось, что в её глазах стоят слёзы.

 

Шок, вызванный совестью, дорогого стоит. 


← к разделу «Новости»