Сайт находится в стадии разработки. Вашему вниманию представлена бета-версия.

 

Москва, 16.12.2017

Календарь событий

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

< назад | вперёд >


Подписаться на рассылку новостей:
Лиханов Альберт Анатольевич.

Вы можете лично задать вопрос Альберту Анатольевичу, воспользовавшись формой обратной связи на сайте.

 

Российский Детский фонд - организация взрослых в защиту детства




Вы здесь: / > Новости > "ЛУЧШЕЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ - РЕАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ТОМУ, КОМУ ПЛОХО"

05.06.12 — "ЛУЧШЕЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИИ - РЕАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ТОМУ, КОМУ ПЛОХО"

Лиханов Альберт Анатольевич. Новости.

Каких успехов добился Российский детский фонд за время своего существования и как общественность может помочь детям, рассказал его председатель Альберт Лиханов.

Гость в студии "Голоса России" - Альберт Анатольевич Лиханов, председатель Российского детского фонда, президент Международной ассоциации детских фондов.

Программу ведет Константин Косачев.

Косачев: Здравствуйте, уважаемые слушатели радиостанции "Голос России"! С вами, как всегда, я, Константин Косачев, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничества), спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ.

У нас в студии интересный гость. Тему на этот раз определил календарь. 1 июня в России и во всем мире отмечался Международный день защиты детей. Это, наверное, один из немногих праздников, пришедших к нам из XX века. Этот день, если не ошибаюсь, был учрежден в середине прошлого века, в 1949 году, во Франции. Это один из тех немногих праздников, которые не просто сохранились, но продолжают объединять, а не разделять различные группы, сферы, слои общества, и в России, и за рубежом.

Это означает, что этот праздник нужен людям, что этому празднику быть еще многие десятилетия, а может быть, и столетия. Но, наверное, это означает и то, что речь идет не только о празднике, а о тяжелой, кропотливой, повседневной работе по защите детей, их прав, их достоинства, их надежд на лучшую жизнь. Для того чтобы эта работа велась не только в праздники, но на повседневной основе, нужны организации, энтузиасты, люди, которые этим занимаются.

Как раз такой человек у нас в студии - это Альберт Анатольевич Лиханов, председатель Российского детского фонда и президент Международной ассоциации детских фондов. Последние дни выдались у вас хлопотными. Я знаю, что в Москве 1 июня тоже были организованы мощные мероприятия. Отсюда мой первый вопрос. С вашей точки зрения, масштаб этих мероприятий, если сравнивать 2012 год, скажем, с 2002 или с 1992 годами, как-то меняется? Этот масштаб увеличивается, сокращается?

Лиханов: Конечно, он увеличивается. 1 июня, когда этот день пришел на восточную границу нашей страны, начиная с Владивостока катился именно под управлением и при участии отделения Российского детского фонда, а потом и стран СНГ.

Косачев: Этих отделений у вас по-прежнему хватает по всей стране?

Лиханов: Да, у нас 75 отделений, и во всех серьезных регионах это работает.

Косачев: Мне понравилось выражение "серьезные регионы". Если дети не оказываются в сфере первичного внимания регионов, это, наверное, нельзя назвать серьезным подходом?

Лиханов: К сожалению, такое есть. Но не будем в это углубляться. Я хочу сказать, что порядка ста тысяч детей получили помощь именно через каналы Детского фонда. Диапазон этой помощи разнообразный - где-то это праздник в театре, где-то - посещение бассейнов, дельфинариев. Я имею в виду прежде всего детей-сирот, детей, лишенных родительского попечения, детей-инвалидов, детей из бедных семей.

В этот день для них открывается дверь во все лучшее. Когда это добралось до Москвы, у нас уже есть традиция. Десять тысяч детей приехали к нам из всех 83 регионов России. Для них это (мы на это и рассчитываем) позитивный шок. Начали мы празднество в Большом театре. 1700 детей, причем это дети не только российские, но и дети из стран СНГ, которые прилетели специально для этого. Это дети из Узбекистана, Казахстана, Белоруссии, Украины, Армении, Азербайджана.

У нас присутствовали дети из большинства, но не из всех стран СНГ. Плюс были страны дальнего зарубежья - дети из США, Италии, Франции, Испании. Все они были в Большом театре - в его отреставрированном прекрасном здании. Это поражает само по себе, это некая шоковая визуальная информация этого празднества. Было совершенно необычное действие. На сей рез это был не спектакль, который мы показываем по традиции (мы делаем это уже 25-й год подряд - у нас долгая история), а был выпускной концерт Московской государственной хореографической академии под руководством Марины Константиновны Леоновой, народной артистки России. Я сам был поражен.

Косачев: На сцене были артисты, недалеко ушедшие от этого возраста, с которым вы работаете?

Лиханов: Это подросшие дети, которые уже овладели искусством. Я еще не сказал об этом Леоновой - это просто самостоятельный замечательный театр. Молодые, красивые ребята и блестящая подготовка. Надо сказать, что только в России - в Москве и Петербурге - есть высшие учебные заведения хореографии. Больше нигде в мире таких нет.

Академия, которая выступала, и обеспечивает кадрами Большой театр. Создана она была еще во времена Екатерины, так что история этого училища насчитывает сотни лет. Раньше это было училище - сейчас академия. Все это вызвало восхищение у наших ребят. Конечно же, они никогда не были на таком балете. Они бисировали и кричали "молодцы", потому что это был блестящий спектакль. Опять же, для нас с точки зрения психологии это шоковая позитивная информация.

Косачев: И это не просто единовременное получение радости от увиденного. Я думаю, что это колоссальная мотивация, чтобы, может быть, самим прийти в хореографические кружки, училища и однажды выйти на сцену.

Лиханов: Также были задействованы 13 театров Москвы, 10 тысяч детей. Третья часть - те, кто приехали издалека, стали гостями лучших ресторанов, где они тоже были участниками благотворительных обедов. Эти рестораны, например, "Метрополь", "Националь", "Космос", дарят детям с нашим участием обеды. Согласитесь, что сам обед, например, в "Метрополе" (вы наверняка бывали там), - это праздник.

Косачев: В детстве точно не бывал. Представляю, какое впечатление это должно производить на детей.

Лиханов: Это шок, но шок позитивный, и это великое благо. Это проходило 2-3 дня, и когда все заканчивается, мы контролируем возвращение детей. Мы успокаиваемся только после того, как они вернулись домой.

Косачев: Альберт Анатольевич, пока мы не ушли далеко от мероприятий 1 июня и в последующие дни. На какие деньги это проводится? Я представляю, что это колоссальные расходы. Кроме того, есть организационные хлопоты - нужны люди, чтобы разместить, накормить детей, привезти и увезти их.

Лиханов: Во-первых, мы давно освоили такое понятие, как волонтерство. У нас есть друзья, наши спонсоры, которые целевым назначением нам дают средства на эти цели. Что касается ресторанов, они это делали за свой счет.

Некоторые предложения, например, от "Метрополя", исходят от них самих. Они сами позвонили и сказали, мол, хотите, мы это сделаем? Еще бы мы не хотим!

Но надо сказать, что с одной стороны, есть "Метрополь", а с другой стороны, есть "Макдональдс". Несмотря на разный класс этих заведений, дети идут туда с радостью, и их там с радостью встречают.

Мы радуемся всему, что идет во благо детству. Конечно, это дорогой проект. Конечно, губернаторы, которые посылают детей самолетами и поездами, должны оплатить дорогу. Мы заранее списываемся с ними, просим их. Но эта традиция существует уже 25 лет.

Косачев: На централизованном уровне вы получаете какую-нибудь поддержку из бюджета РФ?

Лиханов: Нет, из бюджета Российской Федерации мы не получаем ни гроша.

Косачев: То есть это за счет энтузиазма волонтеров и спонсоров?

Лиханов: Мы чисто гражданская организация, которая не принадлежит ни олигархам, ни государству. Казалось бы, это надо оценить.

Косачев: Альберт Анатольевич, это и есть настоящее гражданское общество. Иногда гражданскую активность сводят к протестным акциям на улице - дескать, есть протестная акция, значит есть и гражданское общество. На самом деле это не так.

Лиханов: Нас совершенно не интересует эта уличная демократия, потому что лучшее проявление демократии - реальная помощь тому, кому плохо. Придите к нам, мы вам покажем. У нас семейные детские дома. У нас есть много чего.

Сейчас мы начали тяжелейшую программу по детскому туберкулезу. В России 280-290 тысяч детей в год заболевают туберкулезом, а в зоне туберкулезного риска - 800 тысяч детей. Мы знаем 200 санаториев, которые нуждаются в поддержке. Государство дает свои средства на лечение, на врачей, на зарплату, на медикаменты. Но там находятся дети из социально депривированной среды. Это бедные дети бедных родителей.

Детям элементарно нужно нижнее белье, но для этого нужны деньги. Мы объявили сбор, он идет очень медленно, и дают деньги бедные, а небогатые. Я получаю потрясающие письма. Одна женщина прислала 40 тысяч рублей. Оказывается, она участница Сталинградской битвы, 14 октября (кстати, в день рождения нашего фонда, когда нам будет 25 лет) ей исполнится 90 лет. Я хочу, чтобы в ее 90-летие мы на сцене Колонного зала пропели ей осанну. 90-летняя женщина отдала все свои накопления на это.

Она москвича, живет в доме ветеранов. Мы переполнены появлением невзначай таких людей, таких историй. Другая семья, 8 человек - маленьких, старших, самый старший лежит - ветеран войны, пошел добровольцем в 1941 году, - все послали по 50 рублей. Одна из них, самая бедная, говорит, мол, извините, мне пенсию назначили 4200 рублей, я посылаю 20 рублей, больше послать не могу.

Вот это народ! Вот это гражданское движение! Если бы к ним присоединились наши богатые и встали в один ряд с ними, это была бы великая честь для всех, это было бы гражданское общество.

Косачев: Будем надеяться, что нас слушают в том числе люди, которые в состоянии делиться тем, что они имеют, и что количество поддерживающих вас спонсоров хоть чуть-чуть, но увеличится.

Лиханов: Все реквизиты есть в Интернете. Надо в поисковой строке набрать "Российский детский фонд", и вы все увидите - и программу "Детский туберкулез", и то, как расходуются средства, кому и в какие дома, санатории можно передать деньги.

Косачев: После обсуждения праздничных мероприятий хотел бы спросить вас о том, что делается в штатном, будничном режиме в течение всего года. Об одной программе вы уже рассказали. Какие еще направления деятельности фонда существуют?

Лиханов: У нас их тридцать. Я назову несколько. Это семейные детские дома, глухие дети. По этой программе мы бесплатно дали слуховые аппараты, в том числе очень дорогостоящие - ценой по 600 долларов, для 18 тысяч детей. Это чисто наше - минуя все государственные карманы. Дети получили их на привлеченные нами средства.

Например, у нас есть замечательная программа "Духовная защита". Сегодня духовное состояние детей вызывает большую тревогу. В рамках этой программы есть программа "Детская библиотека". Детским библиотекам, особенно, в таких удаленных регионах, куда не доходят книжки, а если доходят, то мусор, мы посылаем наши посылки.

Мы активно работает с детскими библиотеками. На мой взгляд, детская библиотека - последний бастион духовной защиты детства. Ребята у нас очень плохо читают, они стали неграмотными. Это я констатирую совершенно официально как руководитель этой организации.

Уровень неграмотности стал чудовищным. Например, (не буду называть регион) дети мне пишут письма. Из одного туберкулезного санатория мне 52 ребенка прислали свои письма, как всегда это просьба. Чего просят ребята? Они просят ноутбуки, мобильники. А мы стараемся послать им в ответ книжки, потому что все до одного письма были неграмотными. Некоторые пишут по принципу "как слышится, так и пишется".

Это наша величайшая тревога. Несмотря на разговоры о ЕГЭ, плохо это или хорошо, я просто констатирую, что грамотность нашего детского мира сегодня ничтожна. Надо возвращаться, может быть, к 1920-м годам, когда мы боролись с неграмотностью. Факт в том, что они не читают, а если и читают, то всякий мусор, то, что под рукой, а организованное достойное чтение сегодня фактически отсутствует, хотя у нас работает целая армада прекрасных женщин-библиотекарей.

Кстати, для детских библиотек мы учредили премию "Лучшая детская библиотека России". В двух регионах - в Кировской и Белгородской областях - есть специальные губернаторские премии для детских библиотекарей. Отдельно для школьной, для специализированной детской библиотеки и для детского отдела массовой сельской библиотеки.

Эти женщины впервые получают не просто деньги и дипломы - они впервые слышат доброе слово, сказанное от первого человека региона. Я считаю, что это надо сделать нормой для всей страны. У каждого губернатора свои библиотеки, свое хозяйство, его надо укреплять, несмотря на разговоры о том, что компьютер все вытесняет. Но без книжки мы пропадем.

Косачев: Альберт Анатольевич, у вас 74 отделения. Я в качестве депутата Госдумы от Чувашской республики в своем время активно взаимодействовал с одним из ваших отделений и был сопредседателем так называемого детского марафона в Чувашии. Это не спортивное мероприятие - это сбор средств для того, чтобы помогать детям, находящимся в трудной социальной ситуации. Год от года мы прирастали. По Чувашии наш марафон давал сначала 3 миллиона рублей, собранных в течение нескольких месяцев, потом четыре, пять, а в последний год мы вышли на сумму более семи миллионов. Сейчас идет очередной марафон по 2012 году.

Полученные средства в дальнейшем распределялись абсолютно прозрачно, все было в Интернете, в газетах. В моем понимании, главный принцип работы таких организаций, как ваша (неправительственных с одной стороны, и благотворительных с другой), - это абсолютная прозрачность в работе.

На вашу деятельность, на ваши средства оказывается какое-то давление? Может быть, кто-то хочет к вам "прислониться", отодвинуть вас, говорят, что под лозунгами работы с детьми реализовывать какие-то коммерческие проекты? Или все-таки вы существуете в относительно благополучном пространстве и не опасаетесь за будущее вашего фонда?

Лиханов: За будущее нашего фонда я очень опасаюсь. Но то, что к нам не "прислоняются", - это факт. Я думаю, что это происходит по той простой причине, что уже 25 лет все знают, кто я такой, что ко мне не прислонишься, от меня отката не получишь, это невозможно.

Мы прошли очень большие испытания. Помните, было время, когда подоходный налог составлял 30 процентов, в том числе на физических лиц. У нас была такая программа "Фронтовые дети Чечни" после второй войны в Чечне. Мы получили фотографии детей, имеющих исключительно огнестрельные ранения. Мы выявили этих детей, было примерно 82 ребенка, и открыли каждому счет. На первые восемь фотографий было страшно смотреть.

Я распечатал их в количестве 450 комплектов и разослал всем депутатам Государственной думы. Откликнулся один - Иосиф Давыдович Кобзон. Он позвонил мне и сказал, что готов оплатить, спросил, что делать. Я сказал, что мы планируем каждому из этих детей открыть личный счет и положить на него хотя бы 20 тысяч долларов. Он помог. Он сделал первые взносы, и мы избрали его председателем попечительского совета этой программы. Он знал всех этих детей.

Есть чудовищные истории. Например, четырехлетней девочке оторвало разрывом снаряда обе ножки и убило ее мать. Эту девочку в течение 12 лет мы постоянно привозили в Москву, чтобы время от времени сменить протезы. Причем мы находили деньги и меняли их вне всяких правил, нормативов и государственных субсидий.

Еще одна девочка была прострелена снайпером в позвоночник. Она неподвижна, она четыре года лежала в республиканской клинической детской больнице, мать спала буквально на коврике неподалеку. Других двоих здоровых детей она была вынуждена на время сдать в детский дом. Девочке исполнилось 17 лет, она неподвижна, но сейчас все-таки обрела профессию и работает в Москве. Мэрия разрешила ее матери купить здесь квартиру, потому что она была привязана к больницам, к врачам.

Нами было собрано 20 тысяч, плюс 5 тысяч мы накопили еще. Мы отдали эти деньги, но выяснилось, что нужно заплатить налог 30 процентов. То есть те 5 тысяч долларов, которые мы накопили, нужно отдать. Я дал интервью газете "Труд", его напечатали на первой полосе. Вдруг мне позвонил тогдашний глава общероссийского налогового ведомства. Это был в каком-то смысле позитивный шок. Я пришел к нему, и мы стали искать способ, как в условиях того законодательства не отобрать у этой девочки деньги. Деньги девочке вернули, квартиру купили. Она занимается художественной фотографией - она нашла себя в этих условиях.

Каждый пакет или кучка денег у нас имеют историю. Второму мальчику оторвало руку и кисть другой руки и выбило глаз. Они с матерью поехали в Петербург к каким-то знакомым, потом уехали в Казань. Мы собрали деньги и купили им квартиру в Казани. Мальчик закончил Казанский университет по физическому направлению, подготовил диссертацию, работает в ядерной энергетике.

Для меня каждая судьба, каждая история - праздник сердца, души, ради этого мы все делаем. Таких историй у меня множество - все не расскажешь. 14 октября этого года нашему фонду исполняется 25 лет. В этот день в Колонном зале, там, где мы родились, мы устраиваем Международный съезд волонтеров детства, на который приедут тысячи делегатов. Они будут не только из России, не только из дальнего зарубежья и из стран СНГ. Я хочу обратиться к вам как к полномочному представителю: давайте сделаем это вместе. Нам есть что показать.

Косачев: Ни секунды не сомневаясь, отвечаю: давайте будем делать это вместе.

Лиханов: Кроме того, мы можем в порядке подготовки к этому обновить какие-то отношения. Наши фонды есть в большинстве стран СНГ. Но они находятся не на том уровне, на котором мы их создавали когда-то, им нужна помощь.

Косачев: Альберт Анатольевич, во-первых, я хотел бы предложить вам пользоваться возможностями российских центров науки и культуры, которые входят в систему Россотрудничества и находятся и в странах СНГ, и во многих других государствах. Они в распоряжении вашего фонда, и всю необходимую помощью вам обязательно будут оказывать, даже не сомневайтесь в этом.

В этой связи я задам еще один вопрос, как раз связанный с Международной ассоциацией детских фондов, президентом которой вы являетесь. Что представляет собой эта ассоциация, сколько в ней государств? Это такие же национальные структуры, как Российский детский фонд, или это какие-то другие формы?

Лиханов: Вы знаете, мы создавались в 1987 году как Советский детский фонд - это был фонд всей большой советской страны. В республиках были наши отделения, которые, кстати, из Москвы получали помощь, в том числе и зарплату. Это была система союзно-республиканского ведомства. Потом мы были вынуждены создать детский фонд в России, а все фонды в союзных республиках стали автономными организациями. Так они работают и сейчас.

Где-то они сильны, например, в Белоруссии и на Украине. Где-то очень ослабели, например, в Молдавии. Очень хотелось бы поддержать их там. В каких-то регионах умерли их руководители, и произошла смена.

Кстати, я знаю, что вы только что побывали в Таджикистане, а я получил оттуда письмо от женщины - руководителя подросткового клуба. Она пишет о том, что отцы их детей зарабатывают деньги в России. Матери остаются с большими семьями, подростки становятся неуправляемыми, часто не знают русского языка, плохо образованы, неграмотны, и надо что-то делать.

Мы издавали серию "Заветное" - там были Лихачев, Свиридов и Астафьев. Она просит перевести на таджикский язык "Заветное" Лихачева, привезти наших специалистов, чтобы они провели с таджикскими учителями мастер-классы, и чтобы эти духовные заветы пришли к их детям, чтобы они снова почувствовали себя в большой стране.

Мне кажется, это прекрасная идея. Причем это письмо пришло по электронной почте, это не было организовано, я эту женщину в глаза не видел. Она обеспокоена судьбами детей своей родины - Таджикистана. Я думаю, что это правильное беспокойство.

Косачев: Я надеюсь, что нас слушают в том числе и люди, которые готовы поддерживать это движение и на международном уровне, и в России, и на национальных уровнях. Я хотел бы всем, кто нас сейчас слышит, предложить входить в контакт с представителями Россотрудничества - там, где нет сильных национальных структур под эгидой Детского фонда, выходить на наших представителей и через них и через нас здесь, в Москве, устанавливать контакты с Российским детским фондом, с Международной ассоциацией детских фондов. Мы обязательно будем делать это на системной основе.

Лиханов: Я хочу согласиться, что система домов науки и культуры Россотрудничества есть не только в странах СНГ, но и в зарубежных. Мы знакомы с ними и давно работаем.

Косачев: Я знаю, вы только что вернулись из Варшавы, где, если я не ошибаюсь, была презентация вашей книги и где как раз на базе Российского центра науки и культуры и организовывались эти мероприятия.

Лиханов: Я очень этим доволен, потому что я увидел искреннюю заинтересованность в том, что мы делаем, в Польше. Это очень приятно. Более того, мы нашли там партнеров - аналогичный фонд, который делает практически то же самое, что мы, так же мыслит. Мы их приглашаем на наше 25-летие. Они уже наши друзья благодаря вашему представительству Россотрудничества.

Косачев: На нашем месте так поступил бы каждый. Это все благодаря вашему фонду и лично вам, потому что вы посвятили этой работе практически всю жизнь - и в режиме работы в фонде, и как известный писатель, который в первую очередь творит для детей, хотя не только для них, но и для юношества, для взрослого поколения. Спасибо большое и за вашу работу, и за то, что вы были с нами в этой студии.

С вами были Альберт Анатольевич Лиханов, президент Международной ассоциации детских фондов. И, как всегда, с вами был я, Константин Косачев, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничества), спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ. Слушайте, смотрите нас, спорьте с нами, но, самое главное, будьте с нами. Всего хорошего. До новых встреч.

Источник: "Голос России" 

Видеоверсию можно посмотреть здесь 

 


← к разделу «Новости»